Проблемы правонарушений при осуществлении медицинской деятельности ч3 - Мои статьи - Материалы - Персональный сайт
ФОРУМ ДУХОВНОГО ОПЫТА
Материалы
Меню сайта

Категории каталога
Мои статьи [117]
Лекции [44]
Лекции А.Данильца
Альманах [2]
Рецензии на кино [12]

Форма входа

Поиск

Друзья сайта

Наш опрос
Добовлять ли ворд версии статей на сайт
Всего ответов: 515



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Приветствую Вас, Гость · RSS 09.12.2016, 02:59

Главная » Статьи » Мои статьи

Проблемы правонарушений при осуществлении медицинской деятельности ч3
Операция прерывания беременности считается незаконной, если она производится вне стационара (в поликлинике, иных служебных помещениях, на дому) или при наличии противопоказаний. Указанные условия являются исчерпывающими и не могут быть дополнены ведомственными нормативными актами.
Если аборт производится вне стационара лечебного учреждения, уголовная ответственность врача наступает независимо от обстоятельств, при которых выполнена операция. Исключение из этого правила - особое состояние, когда аборт необходимо произвести в целях устранения реальной угрозы для жизни беременной женщины или для того, чтобы избежать тяжкого расстройства ее здоровья. Врач, сделавший в этих условиях аборт, не подлежит уголовной ответственности, так как его действия правомерны.

    2.3. Виды юридической ответственности за правонарушения в медицинской деятельности

Юридическая ответственность – одна из форм социальной ответственности. Сущность социальной ответственности состоит в обязанности индивида выполнять требования, предъявляемые к нему обществом, государством, людьми.
Юридическая ответственность традиционно разрабатывалась в правовой науке как ответственность ретроспективная, то есть она напрямую связывается с противоправным поведением.
По отношению к субъектам права в медицинской деятельности юридическая ответственность приобретает государственно-принудительный характер. Это происходит из-за того, что государство, закрепляя нормы права, определяет юридическую ответственность независимо от воли и желания правонарушителей.
Государственное принуждение в жизни проявляется через различные формы, порой не связанные с юридической ответственностью.
Таким образом, юридическую ответственность в медицинской деятельности отличает не просто государственное принуждение, а лишь государственное принуждение к исполнению норм права.
Последнее выражается в различных видах деятельности правоохранительных органов.
Во-первых, в контроле за юридически значимым поведением субъектов права медицинской деятельности.
Во-вторых, в деятельности компетентных органов по расследованию и установлению фактов правонарушений в медицинской деятельности.
 В-третьих, в применении к правонарушителям в медицинской деятельности предусмотренных законом санкций.
Государственное принуждение к исполнению норм права в медицинской деятельности характеризуется также тем, что сама эта деятельность строго регламентирована законом, имеет свои правовые рамки.
Юридическая ответственность проявляется в процессе осуществления государственного принуждения, но возникает только после установления факта правонарушения в медицинской деятельности, особенно наличия в нем состава правонарушения.
Таким образом, состав правонарушения есть фактическое основание юридической ответственности, а норма права - правовое основание, без нее юридическая ответственность не существует.
Определенно, правонарушение и юридическая ответственность неразрывны, так как правонарушение всегда и сразу порождает юридическую ответственность. Реальное содержание и меру юридической ответственности за совершение правонарушителем противоправного общественно опасного деяния  в медицинской деятельности выражается в применении к нему санкции.
В теоретическом плане по мерам воздействия различают и виды юридической ответственности.  (См. таблицу 1)
Таблица 1
Ответственность медицинских работников за профессиональные и служебные нарушения (преступления)
Прежде всего, это уголовная ответственность, которая наступает за преступления и содержит такие меры, как лишение свободы, штраф и иные меры.
Следует подчеркнуть, что уголовное наказание за правонарушение в сфере медицинской деятельности может назначить только суд. В назначении такого наказания реализуется не только карательная функция уголовного наказания, но и восстановительная. Она имеет предупредительный характер - общепревентивный и частнопревентивный.
Иными словами, наказание конкретного преступника имеет двух адресатов – самого правонарушителя и общество, которому подается сигнал о неблагополучии, неустойчивости в конкретном случае и о возможных неблагоприятных последствиях для общества.
Иногда можно встретить упования на расширение и ужесточение уголовной ответственности в сфере медицинской деятельности как на панацею от всех зол, как на главный инструмент наведения порядка. Разумеется, такие попытки уже имели место в истории. Подобная криминализация ответственности в медицинской сфере – это, в общем, пройденный этап в правовом развитии человечества. Однако это вовсе не исключает в определенных случаях и применение уголовно-правовых мер.
Административная юридическая ответственность наступает за административный проступок в сфере медицинской деятельности – противоправное, виновное действие, посягающее на государственный или общественный порядок, собственность, права и свободы граждан, установленный порядок управления.
Эта ответственность наступает независимо от служебного положения и подчиненности субъекта права. Она налагается специальными органами, в частности инспекциями.
Меры административной ответственности включают в себя предупреждение, штраф, исправительные работы, административный арест, конфискацию предмета, являвшегося орудием правонарушения, временное лишение специальных прав медицинского работника.
Меры дисциплинарной ответственности, наступающие за нарушение организационных правили – внутреннего трудового распорядка, исполнительной дисциплины, за невыполнение служебных обязанностей медицинскими работниками, также являются весьма многогранными.
Это замечание, выговор, строгий выговор, перевод на нижеоплачиваемую работу на срок до 3-х месяцев или смещение на другую должность на то же срок, увольнение.
Нарушение норм права в сфере имущественных и связанных с ними личных неимущественных отношений влечет за собой гражданско-правовую, деликтную ответственность.
Меры такой ответственности: опровержение сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию, возмещение убытков, обращение в доход государства, уплата неустойки (штрафа, пени), признание сделки недействительной, принудительное устранение препятствия в осуществлении гражданских прав, возмещение упущенной выгоды и т. д.
В совокупности гражданско-правовая ответственность в медицинской деятельности наступает за нарушение правовых норм, договорных обязательств, причинение внедоговорного имущественного вреда. Меры этой ответственности имеют самый различный характер, но четко привязаны к имущественной природе деликтов.
Иногда выделяют и другие виды ответственности – материальную, семейную, процессуальную, налоговую, конституционную.

Краткие выводы

Итак, мы можем сказать, что в работе врача могут встречаться различные ошибки и упущения, чаще всего связанные с несовершенством медицинских знаний, методов диагностики и лечения. Иногда такие упущения возникают при несоблюдении врачом необходимой осторожности в процессе работы или при халатном отношении к своим служебным обязанностям.
Все многообразие нарушений и дефектов в профессиональной деятельности медицинских работников можно объединить в следующие группы: юридически необоснованные дела; врачебные ошибки; уголовно наказуемые неосторожные действия; умышленные преступления. При этом, многогранность деятельности по охране здоровья граждан, различный субъектный состав, сложность возникающих правоотношений отражаются и на видах правонарушений, которые совершаются субъектами медицинского права.
 Правовая система в области медицинской деятельности содержит определения правонарушений и санкций за их совершение.
В частности, к уголовной ответственности медицинские работники привлекаются при совершении умышленных преступлений, а также при неосторожных действиях, если эти действия повлекли за собой существенный вред государственным и общественным интересам либо причинили вред здоровью граждан. В других случаях врачи могут привлекаться к административной или дисциплинарной ответственности.
Преступления медицинских работников  в основном совершаются неумышленно, а по неосторожности.
    Медицинские преступления не во всех случаях в качестве непосредственного объекта имеют жизнь и здоровье человека, поскольку медицинская деятельность сложна, многогранна, затрагивает различные стороны общественных отношений. Общий признак, объединяющий рассматриваемые преступления,  это нарушение профессиональных обязанностей, повлекшее или могущее повлечь общественно опасные последствия.
Субъектом  преступления признается физическое вменяемое, достигшее  предусмотренного  законом возраста,  лицо, которое может не-сти ответственность по уголовному праву. Существует понятие специального субъекта, то есть  лица,  обладающего  конкретными особенностями к ним и относятся медицинские работники.
Субъективная  сторона  преступления в медицинской деятельности  отражение в сознании субъекта объек¬тивных признаков содеянного и психическое отношение  к  ним виновного.
Юридическая ответственность традиционно разрабатывалась в правовой науке как ответственность ретроспективная, то есть она напрямую связывается с противоправным поведением.
По отношению к субъектам права в медицинской деятельности юридическая ответственность приобретает государственно-принудительный характер.
Виды юридической ответственности в медицинской деятельности:
- уголовная ответственность
- административная ответственность
- дисциплинарной ответственности
- гражданско-правовая ответственность
Иногда выделяют и другие виды ответственности – материальную, семейную, процессуальную, налоговую, конституционную
Гл. 3. Понятие и виды обстоятельств, исключающих ответственность  в сфере медицинской деятельности

    3.1 Понятие обстоятельств, исключающих преступность деяния, в сфере медицинской деятельности

Существует ряд условий, обстоятельств, при которых совершаемое деяние, формально содержащее признаки какого-либо состава преступления, утрачивает общественную опасность и виновность.
К таким обстоятельствам, выделяемым законодательством и доктриной, относятся:
- необходимая оборона,
- причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление,
- крайняя необходимость,
- физическое и психическое принуждение,
- обоснованный риск,
- исполнение приказа или распоряжения,
- осуществление профессиональных обязанностей,
- согласие потерпевшего на причинение вреда.
При этом, первые шесть обстоятельств указаны в законе — глава 8 УК РФ. Два последних — в науке уголовного права и в правоприменительной практике.
В юридической литературе долго шел спор о самом наименовании этой группы обстоятельств.
Одни авторы предлагали называть их обстоятельствами, исключающими общественную опасность деяния, другие — наказуемость деяния, третьи — уголовную ответственность.
Современный законодатель, на мой взгляд, вполне логично именует их обстоятельствами, исключающими преступность деяния.
Для перечисленных обстоятельств характерен ряд общих признаков.
Прежде всего это то, что деяния, совершенные при их наличии, внешне, формально подпадают под признаки одного из преступлений, предусмотренных в статьях Особенной части Уголовного кодекса. Но осуществляются они при условиях, которые превращают их из общественно вредных в полезные или нейтральные для интересов общества.
Для любого из этих обстоятельств характерны свои условия правомерности. Если эти условия будут соблюдены, то лицо освобождается от уголовной ответственности. Если же хотя бы одно из них будет нарушено, то лицо подлежит уголовной ответственности, но обстоятельства совершения деяния учитываются как смягчающие.
Понятие крайней необходимости составляет одну из форм обстоятельств, исключающих вину медицинского работника, совершившего действие, которое формально предусмотрено УК РФ.
Определение этого понятия дается в ст. 39 УК РФ: «Не является преступлением причинение охраняемым уголовным законом интересам в состоянии крайней необходимости, т. е. для устранения опасности, непосредственно угрожающей интересам личности..., если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом было допущено превышение пределов крайней необходимости».
Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный.
Поскольку «операция по жизненным показаниям всегда предпринимается для предотвращения неминуемой смерти, которая должна наступить без такого вмешательства, последнее, бесспорно, подпадает под понятие крайней необходимости».
По существу понятие крайней необходимости предполагает два основных определяющих положения:
1) невозможность устранения опасности иными средствами, кроме причинения вреда;
2) причинение вреда меньшего, чем вред предотвращенный, как в количественном, так и в качественном отношениях.
В главе УК РФ «Обстоятельства, исключающие преступность деяния» имеется статья 41, характеризующая обоснованный риск.
Не является преступлением причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.
Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам. Риск не признается обоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.
Обоснованный риск является, как правило, риском профессиональным (риск заболеть при введении себе или своему родственнику новой вакцины).
Законом признается обоснованным риск правомерный, т.е. он необходим для достижения социально-полезных целей (спасение жизни или здоровья людей) при условии, что лицо, пошедшее на риск, должно предпринять все необходимые меры для предотвращения возможного вреда.

    3.2 Крайняя необходимость при осуществлении медицинской деятельности

Уголовно-правовое регулирование медицинской деятельности осуществляется не только путем установления соответствующих уголовно-правовых запретов, но и при помощи обстоятельств, исключающих преступность деяния. Среди таких обстоятельств большое значение имеет крайняя необходимость.
Крайняя необходимость — это такое положение, при котором причиняется вред охраняемым уголовным законом интересам для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости (ст. 39 УК).
Лицо, находящееся в состоянии крайней необходимости, совершает действие, которое формально содержит признаки какого-либо преступления, предусмотренного в статьях Особенной части УК. Но при этом субъект не стремится противопоставить себя интересам общества, не относится пренебрежительно или недостаточно внимательно к общепринятым нормам поведения, а желает спасти большее благо путем причинения вреда меньшему.
Поэтому законодатель справедливо отнес причинение вреда в обстановке крайней необходимости к обстоятельствам, исключающим преступность деяния.
Юридическое понятие «крайняя необходимость» составляет одну из форм обстоятельств, исключающих преступный характер деяния. Определение этого понятия дается в ст.39 УК РФ:
1) Не является преступлением причинение вреда охраняемым законом интересам в условиях крайней необходимости, то есть для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности..., если эта опасность не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышение пределов крайней необходимости.
2) Превышением пределов крайней необходимости признается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда указанным интересам был причинен вред. равный или более значительный, чем вред предотвращенный".
Таким образом, понятие "крайняя необходимость" включает в себя два определяющих положения:
а) невозможность устранения опасности иными средствами, кроме причинения вреда,
б) причиненный вред должен быть меньшим, чем вред предотвращенный, причем имеется в виду не столько количественная, сколько качественная характеристика вреда (в качественном отношении активные действия врача, производящего операцию но жизненным показаниям, направлены на спасение больного, находящегося в критическом состоянии, то есть па предотвращение "абсолютного" вреда - смерти).
Причинами, создающими опасность при крайней необходимости, могут выступать: стихийные силы природы (наводнения, землетрясения, ураганы, пожары, снежные заносы и т. п.); действия животных, если они нападают не по наущению человека; физиологические процессы в организме человека (голод, жажда, заболевания и т. д.); неправомерное поведение человека (например, неосторожное обращение с огнем) и т. д.
Вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, может быть признан непреступным лишь при соблюдении двух групп условий: первая относится к характеристике грозящей опасности; вторая — к действиям по устранению грозящей опасности.
Условия, относящиеся к характеристике опасности. Опасность должна угрожать личности, ее правам, охраняемым законом интересам общества и государства (собственность, общественная безопасность, экологическая безопасность и т. д.). Как и при необходимой обороне, гражданин имеет право защищать и свои, и чужие блага (интересы), причем не обязательно с согласия тех, кому они принадлежат.
Опасность должна быть реальной, действительной, а не мнимой, существующей лишь в воображении лица. Если лицо ошибочно пыталось предотвратить мнимую опасность, то вопрос об уголовной ответственности за причиненный вред должен решаться по правилам о фактической ошибке, аналогично тому, как он решается при мнимой обороне.
Последним условием правомерности, характеризующим опасность, является ее наличность: опасность уже началась, но еще не завершилась либо неминуемо и неизбежно должна возникнуть. Примером начавшейся опасности может быть разъяренный бык, бегущий на людей, а примером грозящей опасности — взрывное устройство с часовым механизмом.
В медицине для устранения основной опасности и достижения цели - спасения жизни или причинения вреда здоровью больного иногда приходиться действовать в условиях крайней необходимости.
Это предусмотрено статьей 39 УК РФ «Крайняя необходимость», в которой прямо отмечается, что причинение вреда в состоянии крайней необходимости, то есть для устранения опасности непосредственно угрожающей личности, если эта опасность не могла быть устранена иными средствами, не является преступлением.
 Источниками грозящей опасности в медицинской практике может быть врач или другой медицинский работник, виновное или невиновное поведение которого приводит к опасным последствиям.
Крайняя необходимость, как исключающая однозначно предъявляемую гражданскую ответственность, предусмотрена и Гражданским кодексом. Это статья 1067 «Причинение вреда в состоянии крайней необходимости».
К условиям правомерности акта крайней необходимости могут относиться, кроме истинного состояния крайней необходимости, своевременность, она не должна превышать пределов необходимости, ибо причиняемый вред должен быть меньшим,
При этом в случае отсутствия выраженного волеизъявления пациента на совершение медицинских действий, в частности при нахождении в бессознательном состоянии, медицинские услуги в соответствии с положениями Основ законодательства об охране здоровья граждан могут быть оказаны гражданину только в неотложных случаях.
Вместе с тем в законодательстве допущены определенные упущения в регулировании рассматриваемой ситуации.
Специальное законодательство не содержит четкого определения неотложности случая, что создает неопределенность реализации нормы.
Гражданский кодекс РФ понятия «неотложность» также не содержит. Сходные ситуации охватываются категориями «крайняя необходимость» (опасность, угрожающая лицу) и «ситуация, которая может повлечь вред для личности или имущества лица, в связи с чем могут быть совершены действия в чужом интересе без поручения».
При толковании приведенных категорий надо учитывать, что они являются родовыми и охватывают, в том числе, ситуацию, связанную с угрозой жизни человека.
В этой связи необходимо включить в законодательство РФ определение неотложного случая как острого нарушения физического и/или психического здоровья человека, угрожающего его жизни (при несчастных случаях, травмах, отравлениях и острых заболеваниях), и требующего немедленного медицинского вмешательства, в частности проведения искусственного дыхания, массажа сердца, остановки наружного и внутреннего кровотечения, иммобилизации, наложения повязки на рану, промывания желудка, инъекции, а также учесть в законодательстве о здравоохранении особое регулирование, по совершению действий в состоянии крайней необходимости и в чужом интересе без поручения.
Еще одно упущение связано с порядком принятия решения об оказании помощи пациенту в неотложных случаях.
Согласно положениям Основ законодательства об охране здоровья граждан оказание неотложной помощи осуществляется, по общему правилу, только по воле медиков.
Исключение составляют случаи оказания услуг несовершеннолетним в возрасте до 15 лет и недееспособным: медицинская помощь оказывается при условии получения согласия их законных представителей.
Необходимо привести данное положение в соответствие с положениями Гражданского кодекса РФ о правоспособности и дееспособности граждан, а также создать нормативную модель, аналогичную модели законодательства Германии, регулирования законного представительства интересов пациента, находящегося в бессознательном состоянии, независимо от уровня его дееспособности.
Интерес представляет вопрос отказа пациента от медицинского вмешательства в случае его нахождения в состоянии, угрожающем жизни. Гражданский кодекс содержит формулировку, согласно которой действия с целью предотвратить опасность для жизни лица, оказавшегося в опасности, допускаются и против воли этого лица (ст. 983). В то же время пациент в соответствии с законодательством РФ вправе в любое время без объяснения причин отказаться от медицинских услуг. Предоставление пациенту неограниченного права отказа может привести к негативным последствиям для самого пациента, в связи с чем важно рассмотреть вопрос об ограничении данного права в случае угрозы жизни пациента. Вместе с тем данный вопрос является дискуссионным, и его решение автор предлагает проводить с учетом морально-этических норм профессии врача.
    3.3 Обоснованный риск в медицинской деятельности

До недавнего времени российское уголовное законодательство не предусматривало института обоснованного риска, хотя в юридической литературе давно велись исследования по этому вопросу.
Понятие «риска» («врачебного риска», «риска в медицине») четко определяется УК РФ.
В ст.41 говорится:
«I. Не является преступлением причинение вреда... при обоснованном риске для достижения общественно полезной цели.
2. Риск признается обоснованным, если указанная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями (бездействием) и лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда.
3. Риск признается необоснованным, если он заведомо был сопряжен с угрозой жизни многих людей...».
Риск правомерен, если соблюден ряд условий. Отсутствие хотя бы одного из них дает основание считать риск необоснованным, что при наличии последствий в виде вреда здоровью может повлечь уголовную ответственность.
Приведём четыре обязательных условия обоснованного риска:
1) наличие доказанной опытными данными объективной возможности достижения полезной цели, например излечения больного, облегчения его страданий;
2) полезная цель не может быть достигнута нерискованными действиями, например консервативные методы лечения исчерпаны - необходима хирургическая операция;
3) наступление вредных последствий лишь возможно, но не неизбежно, например неблагоприятные последствия операции только возможны, но не являются неизбежными;
4) пациент должен быть согласен на применение рискованных медицинских действий. Согласие должно носить продуманный характер, то есть после предоставления больному полной информации как о состоянии его здоровья, так и о последствиях применения или отказа от применения предлагаемого медицинского вмешательства.
Поскольку любой из видов риска чреват вредными последствиями для охраняемого правом интереса, рискованные действия, для того чтобы послужить основанием освобождения от уголовной ответственности, должны удовлетворять ряду условий.
В первую очередь к таким условиям следует отнести саму цель рискованных действий.
«Риск должен быть направлен на достижение существенной общественно полезной цели и соизмерим с ней. Возможность использования права на риск гарантирована врачу или другому медработнику, являющемуся источником порождающим опасность причинения вреда правоохраняемым интересам пациента, статьей 41 УК РФ «Обоснованный риск».
Следующее условие правомерности риска, которое сближает его с крайней необходимостью, заключается в том, что общественно полезная цель не может быть достигнута иным путем.
Третье условие состоит в том, что риск не должен переходить в заведомое причинение вреда.
С субъективной стороны отношение лица к наступившим вредным последствиям возможно только в форме неосторожности. Если же будет констатирован прямой или косвенный умысел, то лицо подлежит ответственности на общих основаниях.
При оправданном риске отношение к последствиям обычно выражается в виде легкомыслия, когда субъект предвидел абстрактную возможность вредных изменений в объекте уголовно-правовой охраны, но не желал их и рассчитывал на какие-либо конкретные обстоятельства, которые, по его мнению, могли предотвратить наступление этих последствий.
Отсюда вытекает четвертое условие правомерности рискованных действий.
Лицо должно предпринять все возможные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам, совершенные им действия должны соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту.
Пятое условие гласит, что риск не может быть признан обоснованным, если он был сопряжен с угрозой для жизни многих людей, с угрозой экологической катастрофы или общественного бедствия.
Объектом риска, как правило, должны являться материальные, вещественные факторы. Но на практике неизбежны ситуации, когда опасности подвергается жизнь и здоровье людей.
В «Основах»  (ст. 32, 36, 37) говорится о согласии пациента на медицинское вмешательство, искусственное прерывание беременности и медицинскую стерилизацию, на биомедицинские исследования.
При экспериментальном риске требуется, чтобы лицо было информировано о характере и целях эксперимента на языке, доступном для понимания испытуемого; о методах и препаратах, которые будут применяться; о риске, связанном с участием в эксперименте.
В двух последних случаях согласие должно быть письменным.
Важна степень компетентности и профессионализма врача, принимавшего решение. Помимо этой вертикальной некомпетентности выделяют горизонтальную некомпетентность, когда специалист не знает необходимых норм, правил, инструкций, направляющих или ограничивающих его поведение в подобных случаях. Правда, стоит отметить, что у нас, в отличие от ФРГ, Англии, США, законодательно не оговорена степень информативности о риске, которому подвергается больной, соглашаясь или отказываясь от вмешательства, то есть, нет «правового стандарта» информированного согласия. Эта неконкретность приводит к тому, что все зависит от мнения группы экспертов и их влияния на принятие судом решения.
«Приведем пример из медицинской практики, в котором очевидность нанесения вреда вызвала подозрение в неправомерности действий врача и обосновала жалобу и назначение судебно-медицинской экспертизы».
Однако обстоятельства, которые были доказаны экспертной комиссией позволили следователю обратиться к статье 43 УК РФ, доказать обоснованность риска и тем самым исключить преступление.
В сельскую участковую больницу в нетрезвом состоянии доставлен гр. П., который получил на свадьбе ранение острым предметом. При поступлении пострадавший имел резко бледные кожные покровы и слизистые, пульс, артериальное давление 80 на 60.
Обнаружена колото-резаная рана внутренней поверхности правого бедра с повреждением бедренной артерии. Из раны вытекала пульсирующая струя крови. К этому времени пульс на правой стопе не определяется на сонной артерии был нитевидным и слабым.
Так как в больнице не было специалиста и каких-либо медицинских препаратов для срочной инфузионной терапии, врач-терапевт после первичной обработки раны и наложения жгута больной был направлен машиной скорой помощи в ЦРБ.
Здесь было установлено крайне тяжелое состояние, онемение в правой ноге, стопа холодная на ощупь мраморного вида. В связи с этим была ампутирована голень на уровне верхней трети.
Родственники потерпевшего подали жалобу в прокуратуру на непрофессиональные действия врача ЦРБ, который сразу не зашил поврежденный сосуд, а длительная (на время перевозки больного) иммобилизация привела к ампутации конечности.
Была назначена судебно-медицинская экспертиза, в которой участвовали высококвалифицированные специалисты.
Эксперты установили, что действия врача были правильными. Промедление было недопустимо, так как угрожало общим заражением крови и смертью и он пошел на риск, который был обоснованным, так как предотвращал большую опасность - наступление смерти. Риск был оправдан - жизнь больного была спасена. Это заключение явилось основанием для отказа в возбуждении уголовного дела.
Так же можно привести в качестве примера наблюдение из медицинской практики, в котором риск в профессиональных действиях врача был необоснован, хотя и претендовал на его правовое оправдание.
«Врач-ординатор стоматологического отделения онкологического диспансера, доктор медицинских наук принял в свое отделение тяжело больного раком промежуточного бронха правого легкого с метастазами в лимфоузлы средостения, сдавлением передней стенки пищевода. Кроме того, у больного были сопутствующие патологические состояния: нейрогенная дистония мочевого пузыря, церебросклероз».
«Придумав» показания к операции гастростомии, он сам назначил операцию и, отказавшись от помощи специалистов, провел срочную трахеостомию и катетеризацию подключной вены, а на другой день - срочную гастростомию».
Следует заметить, что указаний об информированном согласии пациента обо всех этих медицинских вмешательствах в медицинской карте и в материалах дела не было.
«Экспертная комиссия установила, что, несмотря на указанные в медицинской карте симптомы пареза гортани и сужения голосовой щели, признаков гипоксии не наблюдалось ни клинически, ни рентгенологически, что показало необоснованность диагноза "бронхо-пищеводного свища" и, значит, срочная операция гастростомии не была показана».
Ее нельзя было проводить еще по двум причинам:
- в связи тяжелым состоянием больного,
- осложнением катетеризации подключичной вены, при которой была поранена верхушка правого легкого, что привело к гемопневматораксу и распространенной подкожной эмфиземе.
Это повлекло за собой опасную для жизни дыхательную недостаточность, то есть нанесло тяжкий вред здоровью больного.
Категория: Мои статьи | Добавил: duch (17.06.2009)
Просмотров: 3506 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 1
1  

Имя *:
Email *:
Код *:
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz